Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

(no subject)

Виктор Бабарико
5 ч.  ·
Мария Колесникова раскрыла, как её похищали и кто в этом замешан. СМИ опубликовали письмо от Марии.
«После моего похищения меня завезли и силой затащили в кабинет Николая Карпенкова, начальника ГУБОПиК МВД, где он орал, оскорблял, запугивал. В его кабинете „беседа“ происходила с двумя другими господами: Геннадием Казакевичем, первым заместителем министра внутренних дел и Андреем Павлюченко, начальником ОАЦ. Они поставили ультиматум: я уезжаю из страны и из-за границы делаю, что хочу, либо меня вывезут — живую или по частям. Сломают пальцы, закроют на 25 лет на зоне, где я буду шить рубашки силовикам. Беседа длилась пару часов с перерывом на „отдых“ в камере-одиночке», — рассказывает Мария Колесникова.
Потом ее перевезли в СИЗО КГБ, обыскали и поместили в камеру-одиночку. Спустя пару часов состоялась еще одна беседа с тремя сотрудниками. Среди них, по словам члена Координационного совета, был Константин Бычек, начальник отдела Следственного управления КГБ.
«Увлекательная беседа» длилась до поздней ночи. Среди множества вопросов их интересовала информация обо мне, кто автор текстов, почему я утверждаю о фальсификациях, на каких основаниях утверждаю, что Тихановская победила, организовывала ли я несанкционированные массовые мероприятия, пыталась ли помешать работе госорганов, связана ли я с "Нехта" и каковы цели Координационного совета. Понимаю ли я, что ответственность за избитых, убитых лежит на мне, а не на тех, кто отдавал приказы. Они действительно считают, что существуют „кукловоды“, что извне кто-то пытается повлиять на ситуацию в Беларуси, а те, кто выходит на улицу, — преступники, а не мирные белорусы. То, что сейчас происходит со стороны власти: разгон мирных граждан, избиение собственного народа, массовые репрессии и посадки тех, кто хоть как-то участвовал в избирательной кампании — это преступление. Власть не слышит волю народа», — говорит Колесникова.
«Да, мне было страшно. Я на самом деле боялась попасть в тюрьму, и меня могли убить, расчленить. Но главное в этой ситуации — осознание того, что этот „бардак и хаос“, этот ужас, насилие и бесконечные преступления в отношении белорусского народа должны закончиться, а настоящие преступники должны быть наказаны, а белорусский народ станет свободным. Я не жалею ни на минуту о своем решении остаться. Не боюсь уголовного дела, тюрьмы и абсолютно уверена, что бояться должны те, кто совершает преступления», — говорит член Координационного совета. «Я отвечаю за все свои слова и могу в подробностях описать все кабинеты, коридоры, помещения, в которых я находилась. Готова опознать всех участников событий, произошедших со мной 07.09.2020 — 08.09.2020».
Мария Колесникова также сообщает, что подала заявление о возбуждении уголовного дела по статьям 182 УК (Похищение человека), 183 УК (Незаконное лишение свободы) и 186 УК (Угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества) в Следственный комитет и Генеральную прокуратуру.
Читайте полностью по ссылке: https://news.tut.by/economics/707132.html?tg

Александр Милинкевич:



https://gomelspring.org/be/news/8353

Много лет назад, когда Александр Милинкевич баллотировался на самый главный в стране пост, один мой добрый знакомый сказал: «Теперь мне не будет стыдно за Беларусь». Имелись в виду не только совершенное владение французским языком и опыт вице-мэра областного центра, но и способность современно мыслить.
— Почему протесты 2006 года не стали такими массовыми, как сейчас, они ведь тоже были мирными?
— Действительно, мирные протесты более массовые. Но, в первую очередь, массовость «улицы» определяется состоянием общества.
Беларусь тогда и сегодня — это две разных страны, два разных протеста. В 2006 был пик успеха лукашенковской экономики. Большинство беларусов тогда было согласно на не прописанный социальный контракт — власть нам невысокие, но стабильные пенсии и зарплаты, а мы «не лезем в политику».
Президентская кампания 2006 года была крайне жесткой — тысячи людей прошли через заключение, были уволены с работы, отчислены из университетов. Впервые протест получил самоназвание «Плошча», на которую вышло более 30 тысяч человек. Несмотря на то, что главные силовики в телевизоре предупреждали: участие в протесте может рассматриваться как терроризм, за который у нас, как известно, наказание вплоть до смертной казни.
Это была попытка моральной и геополитической революции под лозунгом — Свобода, Правда, Справедливость — с бело-красно-белыми и европейскими флагами. За демократов проголосовало около 30% избирателей. Мы не выиграли, но гордились своей мирной «революцией достоинства», мужеством молодежи.
С того времени Беларусь прошла большой сложный путь. В экономике многолетняя стагнация, в обществе раскол и разочарование. Среди противников президента впервые так много беларусов с низкими доходами. Условный «контракт» по умолчанию режиму выполнять все труднее. Более трети молодых граждан настроены на эмиграцию.
Большинство беларусов перестало верить, что у нас социальное государство, когда Лукашенко начал обзывать пандемию «психозом». Люди устали и от одного и того же лица в телевизоре на протяжении четверти века. Мир вступил в цифровую эпоху, и это «лицо» все хуже понимает свой современный и образованный народ, более 80% которого уже получает информацию из Интернета, а не из анахроничных пропагандистских телеканалов.
Лукашенко окончательно стал президентом из прошлого. Он неадекватно назначил себе 80% поддержки на выборах, и это взорвало общество. Жестокое, циничное насилие в ответ на протест не увеличило, а разрушило страх. Как и в 2006-м, сейчас идет народная революция достоинства, возрождается нация. Власть заклинает — «любимых не отдают», но принудить к любви у нее уже не получится.
Я восхищаюсь беларусами, горжусь, что я беларус.
— Власти не умеют и не хотят разговаривать с обществом и перешли к реакции. Изгоняют с работы инакомыслящих, участников протестов, увольняют чиновников, не обеспечивших управляемость процессов. Они справятся на этом этапе или приблизят свой конец?
— Не справятся, уже поздно. Есть хорошая работа Дэниела Трейсмана «Демократизация по ошибке», в которой он анализирует падение авторитарных режимов и их демократизацию за последние два столетия. Автор сделал интересный вывод — чаще всего падение режимов произошло не из-за суперпобедных стратегий оппозиции, а потому, что сам режим начал совершать одну за одной совершенно безнадежные глупые ошибки ради собственного самосохранения. В Беларуси сейчас происходит то же самое.
Лукашенко и его окружению абсолютно не хватает современных знаний, в первую очередь гуманитарных. Они просто не понимают окружающего мира, его тенденций, потому пугаются и ищут врагов.
Пришло время цифровых технологий, а теперь и постковидная эпоха. В мире снижается общественное доверие к политическим институтам. Лучшие мировые эксперты говорят, что перспективу имеет в это время только то государство, которое инициирует широкий диалог внутри страны, получит поддержку большинства, будет тесно сотрудничать с гражданским обществом, объединит разных людей и учтет их мнение.
Сегодня во всем мире открытость и прозрачность власти — единственный шанс для страны устойчиво развиваться.
Первая и главная ошибка режима — он давно захлопнулся, сам себя назначает на очередных псевдовыборах. Сражается с инакомыслием, наплодил идеологов для контроля за лояльностью. «Власть сама по себе, мы — сами по себе», — так говорят все и везде.
Вторая принципиальная ошибка состоит в том, что Лукашенко за все свое правление так и не предложил стратегии развития страны. Он силен в тактике и манипуляциях. Но у него нет главного для президента — понимания, куда мы идем.
Говорить народу, что важней всего в жизни «чарка и шкварка» — это унижение нации. Беларусь — не «клочок земли», это родина и среднеевропейская по размерам страна. Беларусы не «народец», а достойный европейский народ, несмотря на диктатуру. Минск — не «городишко», а ухоженная столица с прекрасной историей.
Нужно уважать свой народ. Лукашенко этого никогда не умел.
Третья проблема заключается в том, что он сосредоточил в своих руках абсолютную власть, но принимает решения, не имея альтернативных источников информации, не ищет их, а Интернет для него «помойка».
Белорусский режим «осенней автократии» переходит в свой зимний период реакции. Весны у него не будет. Победит демократия, именно она обеспечивает стабильность в развитии за счет открытости к трансформации. Только пока мы не знаем, когда и какой ценой.
— Считаете ли Вы адекватной реакцию Запада на происходящее?
Что он может и должен сделать?
— Во-первых, наводить тут порядок коллективный Запад не придет, он справедливо считает, что это задача беларусов. А вот Кремль может, правда, уже скорее не с помощью «вежливых человечков», как в Крыму, а «мягкой силой», выиграв выборы в Беларуси.
Во-вторых, Запад разный и позиции разные тоже. Там всегда будет идти выяснение, что важнее — интересы или ценности? Объединенная Европа действует традиционно и в рамках имеющихся у нее инструментов. Это моральное осуждение творящегося у нас беззакония. ЕС абсолютно справедливо не признал выборы и Лукашенко в качестве президента, осудил карательные акции режима, вводит персональные санкции против белорусских чиновников, причастных к организации фальсификаций и репрессий против мирных протестов.
В-третьих, сверхважно, что со Светланой Тихановской встретились руководители Франции и Германии, а президент Макрон даже специально прилетел к ней в Вильнюс. Сейчас смешно и глупо выглядит официальная пропаганда со своими заклинаниями — а кто она такая, всего лишь один из бывших кандидатов в президенты! Нет, сегодня она признанный цивилизованным светом лидер борьбы за свободу и демократию. Светлана держится достойно, у нее есть природный талант.
Эти встречи дают надежду, что Европе важна независимость Беларуси и она не намерена считать Беларусь зоной исключительных интересов России
Очень важно, чтобы Запад имел консолидированную позицию по Беларуси, активно проводил политику нейтрализации попыток Кремля остановить демократические процессы в стране и осуществить свою ползучую аннексию, сначала экономическую, затем политическую. Нельзя допустить, чтобы Путин стал «смотрящим за Беларусью».
Пока что США самоустранились от участия в разрешении нашего кризиса. У них сейчас президентские бои. Поэтому возросла роль ЕС, который не должен пойти на поводу у Москвы и согласиться, что Беларусь — это зона влияния и интересов России, что она сама тут все решит. Кремль хотел бы вместе с Лукашенко «подкрасить» его Конституцию, при нем же провести новые парламентские выборы с участием условной оппозиции. Так они многие годы делают у себя в Москве.
Мое видение выхода из кризиса следующее — диалог власти и оппозиции при посредничестве ОБСЕ, освобождение политзаключенных, свободные выборы парламента, который возвращает демократическую Конституцию. Президента-монарха в ней не должно быть. Необходима деперсонализация власти в Беларуси.
— В социальных сетях разгорается дискуссия о том, что время бархатных революций, как инструмента захвата власти прошло. Вы по-прежнему сторонник мирных протестов?
— Да, такая дискуссия есть в сетях — и про «недореволюцию», и про «белорусское кладбище революций». Но это не должно стать нашей риторикой и нашей оценкой.
Что есть успехом любой революции? Конечно, в первую очередь, это смена политический власти, но далеко не только она. Белорусская принципиально мирная революция-2020 просто великолепна, хотя она пока не отстранила диктаторский режим от власти. Но ведь уже имеет огромные достижения — победа беларусов над собственным страхом, консолидация и самоорганизация миллионов граждан, невероятные акции солидарности. Массовые протесты по всей стране привели к рождению нового гражданского общества, оно заявило о себе на весь мир, нами восхищаются, нас поддерживают, за нас переживают. Возрождается белорусская нация, несмотря на все трагедии своей героической истории.
По мнению видных зарубежных экспертов наша революция уже имеет серьезнейшее геополитическое значение. Она в значительной степени нейтрализует опасную разрушительную идею «Русского мира», от которого пострадали Молдова, Грузия, Украина. От нее страдают и сами россияне.
Почему нейтрализует? В результате российско-украинской войны Киев навсегда ушел от России. И для реализации своей имперской идеи Кремлю нужен был очередной наркотик — присоединение Беларуси. Ну вот она, синеокая, на блюдечке, с совсем никаким Лукашенко. Бери — не хочу. Важно только, чтобы митинги и манифестации были под правильными, например, белыми флагами. И тут, словно Божье провидение, вместо них — бело-красно-белые знамена. Их море, цвета независимости, государственности, беларусскости. Мужественные люди, интуитивно поднявшие над головой свои исторические символы, просто отвели от страны сценарии силовой московской аннексии. Ослабление Лукашенко, неустойчивое равновесие заставляет Путина искать пути стабилизации через контролируемый переход власти.
Ему пришлось срочно брать под защиту своего заклятого друга, минского диктатора и вдвоем с ним объявлять протестующих, лучших дочерей и сынов Беларуси, агентами Запада. Из-за этого пророссийские настроения в Беларуси падают. Это мощнейший удар по имперской политике Кремля и ее перспективах.
Я не знаю придет ли Свобода к нам в результате именно этой очередной революции. Я верю. Но даже если борьба продолжится дольше, мы не сдадимся и твердо знаем, что быть Беларусом сегодня — это звучит гордо.