Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

кому-то зайдёт

«Да раз­ве важ­но, сколь­ко бал­лов пос­та­вит мне ка­кая-то ху­ем­разь? – хо­лод­но ду­мала она. – Важ­но сов­сем дру­гое. Важ­но нак­ло­нить эту ху­ем­разь так, что­бы она ста­вила бал­лы не мне, а се­бе… И для это­го у ме­ня есть крюк».

В.П., ТВНГФ

Hearsay: правила ведения дискуссий в ру_пелевин

Инсайд из ру_пелевин
Легалист Сиротка хочет распространить на дискуссии в ру_пелевин
правила ведения полемики сторонами в судах США!
НЕМЫСЛИМО!
*******
Сегодня был удалён коммент Лимбы, которая, прочитав "литцензию" (на отстрел Улитки) Г. Юзефович
высказала предположение, что Пелевин  склонен к мизогинии из-за своего опыта отношений с женщинами в реале -
дескать так же мстит всем женщинам (и женщины в его романах "всё страшнее и страшнее" - цитата из Лимбы)
как мстит парню некая Ивлеева, дававшая инервью какому-то Дудю, муссируя его якобы "малохуие".
После удаления этого гадостного (непотребство!) коммента Лимба хлопнула дверью.
*******
Подобным домыслам не место в ру_пелевин, - сказал Сиротка. И решил ввести правила ведения диалогов
по типу судебного правила Hearsay, допустимости высказываний.
Правило РУП_Hearsay носит формально запретительный характер с минимальной дискрецией по 4 базисным элементам:
1) в отношении Виктора Олеговича Пелевина запрещены любые домыслы;
2) комментатор не должен писать о событиях или фактических обстоятельствах, которые известны ему со слов другого лица;
3) комментатор не может основываться на воспроизведении ранее данных им комментариев ("я же писал раньше - и теперь это - установленный факт");
4) мнение комментатора не может доказываться только письменными записями или документами ("в Новом Завете написано - значит так оно и есть").

 

Бабуся Ягуся

Ники daosden, astidora, iokominori
принадлежат одной и той же зеленоградской...
как бы это сказать... Ирине Б., она же Астра.

Именно поэтому, чтобы скрыть этот факт
(Ирка дурила много лет голову многим простакам)
она отключила в своем сообществе IP-адреса
Но кое-какие следы остались....


Ничего предосудительного здесь нет, многие занимались подобным.
В конце концов авторское право и право на имя допускают использование
подлинного имени, псевдонима, либо без обозначения имени (анонимно),
не говоря уже о платформе livejournal.
Просто будьте в курсе.

Дело о Золотом Хуе

В связи с распространением в информационной глобальной сети "Интернет” гражданкой (с двойным гражданством - Израиля и России) Соней Шустер (псевдоним в социальной сети fossa_s) заведомо ложных, порочащих мужское достоинство гражданина Сироткина Сергея Рудольфовича оценочных суждений о том, что он является несчастным обладателем МАЛЕНЬКОГО ХУЯ - мы требуем:
1. Предъявить широкой общественности фотку того самого хуя, ссылка на которую была получена гражданкой Шустер по её согласию, данному в письменном виде (оно сохранено) в качестве подарка на прошлый еврейский Новый Год (сентябрь 2017 г.). При этом не пытаться подделать фотку, выдав другой хуй за настоящий. Описание фотки смотрите в пункте №2.
2. Фотка представляет собой цифровой снимок, сделанный возможно третьим лицом, на котором видна пластиковая прозрачная колба длиной 20 см, удерживаемая рукой. В колбу вложен мужской половой член, размером несколько меньше колбы - около 18 см от основания колбы. Основание колбы покоится на лобке, обрамленном волосами, видны раздвинутые ноги и мужские яички в ванне, заполненной водой на фоне бирюзовых кафельных плиток. Вид яичек - с боку. На фотке, сделанной в виде коллажа, имеется также другое изображение - с другого ракурса, на котором те же яички, но в анфас. Вся композиция носит название "Золотой хуй”. Он в самом деле имеет оттенок золотистый. Головка члена открыта, неясно обрезан ли член, или
нет.

(no subject)

Бога никакого нету, соответственно он не заводил людей как пчёл.
Это Дима Быков смотрит на людей как на пчёл. И ему интересен только их мёд.
Я не так вижу людей. Но если это и пчёлы, то каждый человек даёт мёд - это не обязательно стихи, проза, теоремы и философемы. Когда интересуешься личной жизнью людей, становится виден "тёмный", скрытый мёд, которым как светом наполнено человеческое общество. А не только фонарные столПы.




Уплывающая точка

Тогда мне - 25. Той июньской ночью все никак не могла пойти спать, потому что случайно увидела в телевизоре  такого парня и не могла не досмотреть передачу до конца. Есть люди, под обаяние которых я попадаю моментально и, наверное навсегда. Даже не знаю, что мне в нем так понравилось: приятная внешность, открытая улыбка, эмоциональность в разговоре, полураспахнутая рубашка. Об этом я так и написала в своём дневнике.
Спустя одиннадцать с половиной лет я (другая) вновь смотрю на этого (тоже другого) человека.

Мда...

В тихом омуте крыш,
В акватории лавки посудной
Будет плакать малыш,
Будет плавать бесхозное судно.
Будут вещи кружить
Заводные свои хороводы.
Жизнь придется дожить,
И растянется это на годы.
Сквозь оконный проем
К нам войдет и пройдет, не калеча,
В сером платье своем
Неопрятная старая вечность.
Воцарится покой,
И расстанется дух с оболочкой.
Станет время рекой,
Человек – уплывающей точкой.
С.Н.



Из личной переписки

Никогда не публикуйте свою личную переписку! Помните, она не только ваша личная, но и вашего контрагента. Я уж не говорю о том, что публикация личной переписки из мести (неважно за что) - это подлость. По той же причине нельзя открывать подзамочные посты, в которых есть комментарии  других людей, или открывать комментарии, которые были скрыты заранее обещанно.

Это было наставление. А теперь - из личной переписки (персональные данные изъяты)

----- Мне токо что [данные изъяты] прислал письмо по емейлу, не вличку жж. Он пишет, что много думал о [данные изъяты] и всей трагедии или фарсе, что произошел в последние месяцы. И провел свое расследование. Ты же знаешь, какой [данные изъяты] великий Пуаро! Какие у него серые клеточки!!! Он так лихо распутал в свое время убийство [данные изъяты].
И вот к какому выводу пришет [данные изъяты].. твоя [данные изъяты] - [данные изъяты] из Ашдота - это Оля Кокинаки из форума Сары или Ассолис - чувствуешь какой лингвистический анализ провел [данные изъяты]? Но это только начало. Дальше у [данные изъяты]. было озарение, что Оля Кокинаки или [данные изъяты] - не женщина вовсе!!!

----- Крутое расследование! Мне уже можно в маниаки записываться - раз даже [данные изъяты] не вышел на мой след, не докопался до личности Оли К. и ассолис. А потому что хитрый лживый коварный маниак я и есть.


весьма удалённое


....А я знаю, кто это мог написать.
"противный и "презираю" - знакомые слова.
Но не скажу никому. Это действительно неважно.
Но здесь нет ничего удивительного. Ну, человек тебя не знал, почитал блог. Интересно, если не знаешь всю подоплёку и подложку.
Потом начинаешь понимать, что все твои записи - это рефлексии, выраженные системой твоих взглядов. Рефлексии по поводу отношений с другими. Но сразу это не понятно.
Поскольку ты никогда не приводишь конкретные жизненные ситуации, а позволяешь читателям твоего блога довольствоваться уже готовыми умозаключениями - кажется, что действительно всё умно.
То, что ты привела - два мнения одного и того же человека - показывает как видят тебя люди в начале и в конце вашего знакомства.
Они приходят с любовью и уходят с ожесточённым сердцем. Увы. И это очень печально.
Да, и ещё. Если дурак называет тебя дураком - ты умный.
Если унылый называет тебя унылым - ты ... АНТОНИМ К СЛОВУ УНЫЛЫЙ - ВЕСЁЛЫЙ!!! ))) Весёлое говно!

Аллегории Сорокина

РАДИО СВОБОДА
ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ - АМЕРИКАНСКИЙ ЧАС
Аллегории Сорокина
25 Сентябрь 2017
Борис Парамонов, Александр Генис


Александр Генис: Обычно в беседах, выходящих в авторской рубрике Борис Парамонова “История чтения”, речь идет о классиках. Но сегодня мы поговорим о произведении свежайшем, только что вышедшем в свет. Это - рассказ Владимира Сорокина “Фиолетовые лебеди”.
Важность этого опуса заключается в том, что в нем, как, впрочем, и во всех своих сочинениях, Сорокин нащупывает самую больную точку отечественного подсознания. На этот раз некое чудо сумело обезвредить ядерное оружие России, без которого стране остается только вечная спячка. Ведь атомная бомба, как указывается в рассказе, единственная “духовная скрепа” страны. Об этом долго и со слезой говорят легко узнаваемые персонажи. Просыпаясь, герой рассказа видит фиолетового лебедя из своего сна. Другими словами, сон превращется в явь, объявляя о начале безъядерного апокалипсиса.
Поскольку это “рассказ с ключом”, начнем с самой пародийной его части. Вы, Борис Михайлович, многих опознали в комической группе “патриотов”?
Борис Парамонов: Конечно, это совсем не трудно. Седоусый вальяжный господин - это Никита Михалков, конечно. Пузатый с лицом, похожим на картофелину, с иконкой Гагарина на груди - несомненный Проханов. Узнается также Алексей Венедиктов - главный редактор радиостанции Эхо Москвы по вздыбленной гриве, клетчатой рубахе и нанковому жилету. Тут же присутствует сотрудница Эха Юлия Латынина, перед лицом общего бедствия призывающая забыть былые разногласия. Спортивный человек с тростью и в жокейских сапогах, легко падающий на колени, всячески напоминает знаменитого репортера и лошадника Невзорова. Я не понял, кто такой козлобородый. Да в конце концов это не важно, дело не в той или иной личности, а в мастерской репрезентации современного русского общества, взятого в его самых заметных идейных тенденциях. А еще важнее то, что эта общественность, как и власть имущие, не мыслит российской жизни без атомного оружия, это единственной подлинной скрепы национального существования. Всё остальное в России - как бы: как бы власть, как бы церковь, как бы общество. А ядерные боеголовки - настоящие, и ничего другого в реале, как сейчас говорят, нет.
Александр Генис: Это и есть по Сорокину болевая точка: страна существует лишь потому, что её боятся.
Борис Парамонов: Но не будем искать в сорокинских Лебедях социальную сатиру, как можно было бы подумать, глядя на эту моментальный снимок сегодняшнего общества. Сорокин идет глубже, в самые толщи российской истории и русской ментальности. Безотказно работающий его прием: он находит некую тенденцию, в сегодняшней России наметившуюся, и эту тенденцию доводит до максимума. Из такой проекции возникает образ русского будущего. И не его вина, что получающаяся картина относит совсем не к будущему, а к прошлому, к архаическим элементам русской истории. Не его вина, что картина получается в высшей степени мрачная, настораживающая. Строго говоря, в гротески Сорокина - это гротески самой нынешней российской жизни, а не художественной манеры Сорокина. Действует принцип, заложенный в гоголевском эпиграфе к «Ревизору»: нечего на зеркало пенять, коли рожа крива.
Так Сорокин дал уже картину новой, даже в будущее спроецированной опричнины, в то же время продемонстрировав укорененность ее в самой русской истории. «День опричника» в этом смысле уже не утопия - или антиутопия - русской жизни, а скорее исторический роман. Не «1984» или « «Мы», а скорее «Князь Серебряный», но с мобилами и меринами, то есть мерседесами. И в новой своей вещи - обсуждаемом рассказе «Фиолетовые лебеди» он вытаскивает из русского прошлого его религиозную составляющую и размещает ее в текущей действительности. Сорокинскому рассмотрению подвергается уже не опричнина, а знаменитый и влиятельный в русском религиозном прошлом институт старчества.
Александр Генис: Надо вспомнить, Борис Михайлович, что в том же «Дне опричника» этот тематический пласт был уже затронут: там появлялась некая старица-пророчица, сжигающая в печке русских классиков и на вопрос о русском будущем говорящая: “с Россией будет ничего”. Знаменитый и парадоксальный лексический оборот позволяет как предаться отчаянию: всё, конец, дыра, ничто - так и питать надежду: ничего значит в таком случае ничего плохого, обойдемся, вылезем, кривая вывезет.
Борис Парамонов: Но в «Фиолетовых лебедях» старец Панкратий предстает уже вроде как спасителем России. У нас возникает ощущение, что это он и обратил уран ядерных боеголовок в сахар. И с удовольствием обогатил свое чаепитие этим сахаром. И посланцу мирских властей тем же обогащенным чаем ниспослал сладкие сны и не менее сладкую явь.
Александр Генис: Которые Сорокин умело смешивает. В его прозе граница межу сном и явью всегда стерта: они взаимопроникающи.
А как Вы трактуете фигуру старца, что это за архетип, если он таковым является?
Борис Парамонов: Мне кажется, что в этом образе Сорокин изобразил Льва Толстого. Именно Толстой предстает у него потенциальным спасителем родной страны. А спасает он ее самым простым способом: погружает ее в сон. Рецепт спасения - спать. В этом нельзя не узнать зерно толстовского морального учения - непротивление злу насилием. Вообще отказ от силы, от активности, буддийское неделание, которое очень и очень идет к к толстовскому учению, такие сравнения не раз делались, и они правильны. Хотя бы потому правильны, что относят к внутреннему ядру толстовства - его громадной зависимости от философии Шопенгауэра, а Шопенгауэр создал свою метафизическую систему, в немалой степени вдохновленный тогдашней - начала 19-го века - культурной новинкой: открытием в Европе индийской культуры.
Ведь что тут нужно, Александр Александрович, если не вспомнить, то понять: моральная проповедь Толстого отнюдь не приложение к его гениальному художественному творчеству, как об этом принято думать и говорить. Общее место всех разговоров о Толстом: он гениальный художник и слабый, беспомощный мыслитель. Или так еще: Толстой-художник - мощный языческий гений, тайновидец плоти, как называл его Мережковский, а Толстой-мыслитель - плоский рационалист протестантского толка, напоминающий больше всего сектантских проповедников. То есть в некотором смысле жалкое зрелище, вызывающее едва ли не смех. Очень характерна в этом смысле реакция Ленина, сказавшего, что Толстой в его проповеди непротивления злу призывает кормиться рисовыми котлетками. Но я бы так сказал, возвращаясь к нашей сегодняшней теме: эти рисовые котлетки Толстого превратились у Сорокина в сахарные головки - вместо термоядерных. Вот какова возможная перспектива толстовства в сегодняшней России.
Александр Генис: Критики Сорокина поймут его однозначно: автор якобы призывает Россию к одностороннему разоружению. И тут он не встретит сочувствия в том числе и в либеральном лагере, откуда тоже идут соответствующие сигналы: мол, монополия на сверхмощное оружие способна совратить с правильно пути даже передовые демократические страны. То есть в любом случае нужно ядерное равновесие. Мы помним, что так и Сахаров считал, этот несомненный праведник либерализма.
Борис Парамонов: Вспомним, Александр Александрович, нынешнее очень распространенное понятие: мягкая сила. Завоевывать доверие и влияние надежнее не танками и ракетами, а продвинутым образом жизни, эффективностью экономики, привлекательностью образа жизни и культуры. Обладай Россия такой мягкой силой - никакого конфликта с Украиной не было бы. Грубой силой, подавлением союз нельзя было сплотить навеки, как о том поется в михалковском гимне.
Так вот о мягкой силе. Вспомним имя сорокинского чудодейственного старца: Панкратий. Это что-то вроде Вседержителя-Пантократора. У Сорокина просят этого старца вернуть боеголовки в первоначальное состояние, но читатель должен понять, что старец этого делать не будет, потому что чудо его другое, он, наоборот, превратил уран в сахар. И теперь наслаждается сладким чаепитием, и других угощает своими благодатными чаями. И как всегда у Сорокина, этот его скрытый пафос сопровождается иронией: из разговоров окружающих мы узнаем, что старец так часто обращал воду в подсолнечное масло, что монастырь начал этим маслом подторговывать.
Александр Генис: Чудо в Канне Галилейской: превращение воды в вино.
Борис Парамонов: Ну, такого баловства всемогущий старец не допустит. Лев Толстой, как известно, пьянства не одобрял. И первым винокуром называл черта.
Так снова о Толстом. В чем, как мне теперь кажется, сила его моральной проповеди, вот этого пресловутого непротивления злу насилием? Как известно, его проповедь была обращена не к государству, а к человеку. Он звал не к государственной, а к моральной реформе. И ведь это самое важное. Смотришь на нынешнюю российскую жизни и понять не можешь: кто злее - государство с его опричниками или люди, подданные? Тут корень зла. Русские люди в массе своей агрессивны, на самом что ни есть бытовом уровне, вне какой-либо политики. Вы посмотрите на то, что пишут в социальных сетях, сколько там злобы и хамства по отношению к совершенно даже чужим людям.
Александр Генис: Так сейчас в эти сети забрасывают специальных троллей, это государственная политика, Известен даже адрес конторы в Питере, где этим занимаются: улица Савушкина.
Борис Парамонов: Это и раньше было, и сейчас есть, без всякой зарплаты. Русские люди злые, или мягче сказать, у них очень часто отсутствует презумпция доброжелательности, так скажем. Априорность доброжелательности, что так заметно у западных людей.
Александр Генис: Многие скажут, что такой склад характера сложился в основном в советский период, что тут вина большевиков с их человеконенавистнической идеологией классовой борьбы, не только культивировавшей злобу, но и дававшей ей мотивировку.
Борис Парамонов: Несомненно, большевики здесь сильно поработали. Но это ведь и раньше, до революции наблюдалось. Вспомним, что Достоевский писал о так называемом административном восторге: любой мелкий начальничек, хоть кассир на железной дороге, с удовольствием измывается над людьми, в какой-то мере от него зависимыми.
Вот сюда и целил Толстой, звавший к моральной реформе, которая по определению совершается самими людьми, а не государственными институциями. Вообще Толстой несколько запоздал родиться: у него были все данные для того, чтобы стать в России вождем религиозной реформации, влияние он оказывал очень заметное, причем именно в народной толще. При этом он был анархист, враг государства. А нереформированная церковь православная как была, так и осталась верным слугой насильственной государственности. Самое поразительное, что произошло в постсоветской России, - это даже не реабилитация церкви, а ее именно охотное стремление стать на службу государству и его институтам насилия. Не нужно быть пророком, чтобы понять: в случае новой либерализации церковь потеряет какой-либо моральный кредит. А Толстого с его моральной проповедью как раз вспомнят. Собственно, и сейчас уже вспоминают: начали переиздавать его религиозные сочинения, чего не было в советское время (за исключением академического полного собрания в 90 томах).
И вообще, Александр Александрович, давайте вспомним, что Владимир Сорокин уже заслужил репутацию если не пророка, то провидца: как напишет, так и произойдет в России. Так что будем ждать перековки мечей на орала и превращения ядерных боеголовок в сахарные головы. И никто Россию не обидит даже без ядерного оружия. Ни к чему великой стране, родине Толстого, такой комплекс неполноценности: мол, без бомбы и России не жить.